Интервью приемной матери: «Вашим детям очень повезло, потому что они будут учиться в классе с особенным ребенком». Воспитание детей с синдромом Дауна

Галия Бубнова – мать, воспитывающая 12 детей, родных и усыновленных, 8 из которых – инвалиды. Мы поговорили с Галией о том, что вдохновило ее и ее мужа стать усыновителями, легко ли было решение принять в свою семью особенных детей, как дети растут в инклюзивной среде и как готовятся к самостоятельности.

Галя, как вы решили стать родителями такого количества детей?

Изначально у нас не было желания принимать детей в семью. Когда мы поженились, мы решили завести троих или четверых детей. Но когда они подросли, мы подумали, что у нас еще есть силы и мы сможем стать чьими-то родителями.

Мы были первыми, кто принял двух девочек из детского дома, им на тот момент было 4 и 5 лет. Девочки так естественно влились в семью и так хорошо ладили с нашими родными детьми, что мы решили не останавливаться (смеется).

На самом деле мы долго думали, стоит ли нам остановиться на этом и продолжать работать или стать профессиональной семьей и сделать приемное родительство своим основным делом. Тщательно все взвесив, мы с мужем решили, что готовы стать большой принимающей семьей. Естественно, одному из нас пришлось уволиться с работы, и первым это сделал мой муж.

Сколько детей сейчас в семье?

На данный момент у нас девять усыновленных детей в возрасте до 18 лет. Некоторые ребята уже подростки, а нашим девочкам с синдромом Дауна от 5 до 12 лет. Трое родных детей уже взрослые. Мы вернули находившуюся у нас на попечении девочку с синдромом Дауна в ее биологическую семью, убедив родителей, что с таким ребенком можно жить. Еще двоих детей вернули в биологические семьи после семи с половиной лет пребывания в нашем доме — они с хорошим результатом помогли матери восстановить свои права. Мы поддерживаем связь с родителями и детьми и знаем, что у них все хорошо.

Расскажите, пожалуйста, историю о том, как вы познакомились со своими приемными детьми.

До того, как в семье появились первые приемные дети, я уже 5 лет работала в сфере опеки, поддержки приемных семей. Поэтому можно сказать, что в приемное родительство я пришел из профессиональной деятельности.

Когда стало понятно, что мы хотим забрать детей из детского дома, мы с мужем пошли в специальную школу для приемных семей. В это время мне позвонила знакомая приёмная мать, которая занималась воспитанием приёмных детей. Она сказала, что есть хорошие девочки и мы пошли знакомиться.

Для меня было важно, чтобы в рассказе у девочек не было негативного отношения к мужчинам из-за оскорблений, поскольку наш отец высокий, величественный, его образ не должен пугать детей. Первая встреча прошла хорошо, девочки сразу пошли на контакт с папой и мы сразу приняли их в семью, не отбирая их по росту, возрасту, цвету глаз или цвету кожи. Это не имело никакого значения. Единственным условием для нас было, чтобы дети были дошкольного возраста. Мы хотели, чтобы они ходили в школу с опытом семейной жизни.

Дети Галии Бубновой

Почему вы решили принять в свою семью особенных детей, что вас вдохновило?

ЧИТАТЬ  На что жить на пенсии?

Первым нашим особенным ребенком была девочка Соня, у нее синдром Дауна. Мы взяли ее в семью, когда ей было 4 года. На тот момент у нас уже было семеро детей, и мы задавались вопросом: сможем ли мы понять особенного ребенка? Когда в нашем доме появилась Соня, мы увидели, что это совершенно замечательная девочка. Да, у нее характер, упрямая, но в то же время очень интересная и яркая личность. Именно Соня повлияла на то, что в нашей семье теперь несколько особенных детей. Благодаря ей мы буквально полюбили детей с синдромом Дауна.

Изначально мы не планировали принимать в свою семью детей с ограниченными возможностями. Мы не были уверены, что справимся, особенно с воспитанием умственно отсталых детей. И все же мы решили попробовать. Мы пообщались с семьями, в которых есть дети с особыми потребностями, изучили особенности воспитания. Когда мы проходили курс для родителей, воспитывающих особенных детей, мы познакомились с Соней. Я очень рада, что она стала нашим первым ребенком с синдромом Дауна, нисколько не жалею об этом решении. Соня стала для нас своеобразным проводником в мир особенных людей.

Дети Галии Бубновой

Как складываются отношения между детьми в вашей семье?

Отношения внутри нашей семьи такие же, как в обычных семьях. Мы стараемся принимать в семью детей младше уже присутствующих в семье, в том числе кровных, чтобы не было иерархии. Почти все с самого начала называли нас мамой и папой. Мы специально просили своих родных детей называть нас мамой и папой по поводу и без, чтобы приемные дети быстрее к этому привыкли. Старшие девочки рады помочь и хорошо понять младших с особыми потребностями. Старших детей мы никогда не заставляли сидеть младших, все было по собственному желанию, наверное, потому, что внутри семьи есть взаимопонимание.

Как вы справляетесь с таким количеством детей?

Все наши дети занимаются любимым делом: кружки, уроки, танцы, плавание, вязание, плетение – мы предоставляем все инструменты для творчества и идей. Мы не должны никого заставлять что-либо делать. Какие-то дела мы делаем вместе: играем, например, в настольные игры, собираемся всей семьей за столом и хорошо проводим время.

ЧИТАТЬ  Они используют голоса близких и просят деньги: популярные методы обмана с использованием нейросетей. Как защититься от мошенников?





Мы много путешествуем. Папа ходит с одними, я с другими, только младшие куда-то ходят, а старшие интересуются другим — в другой раз ходят отдельно. В некоторые поездки мы ходим большими толпами, и никто не обижается, каждый получает то, что хочет. В этом отношении у нас гармония. Мы живем по принципу «не ради детей, а с детьми».

Дети Галии Бубновой

Как организуется базовое и дополнительное образование для детей с ограниченными возможностями? Я знаю, что некоторые дети участвуют в проекте «Лига мечты».

Почти все наши дети прошли через Лигу Мечты. Это проект, в котором взрослые и дети с синдромом Дауна катаются на лыжах, роликах, плавают, взбираются на вершины на курсах скалолазания, рисуют, играют и поют. Все безопасно, есть преподаватели и инструкторы.

Все наши дети с синдромом Дауна катаются на лыжах, кроме одного. Таня решила, что это не ее. Поэтому, когда все остальные начинают кататься на лыжах, она просто катается рядом. Благодаря детям мы с мужем тоже начали кататься на лыжах. Нам было бы сложно найти время наедине, но здесь детский азарт вдохновил всю семью на занятия спортом. Это отличная программа реабилитации и терапии, которая может быть полезна всей семье.

Помимо спортивных секций, наши дети занимаются у психологов и логопедов. У нас есть свой дефектолог, который приходит на дом и мы вместе в игровой форме потихоньку развиваем детей.

Дети Галии Бубновой

Способствует ли инклюзивная семейная среда социализации детей и людей с ограниченными возможностями?

На мой взгляд, инклюзия очень полезна, но только в том случае, если у ребенка нет проблем с поведением. Если есть проблемы, инклюзия может навредить как особенному ребенку, так и нормальным детям. Я считаю, что в этих случаях пытать никого из них не нужно. У моих детей таких проблем нет, они ходили в обычную группу детского сада. Менеджер принял мою позицию. Единственное, девочки вошли в группу на год-два моложе своих сверстниц – им было легче влиться в коллектив.

В школе они тоже учились вместе со всеми детьми. Поначалу школа сопротивлялась – это лишняя нагрузка и ответственность, но я упрямая мать. На общем собрании родителей перед началом учебного года я сказала такие слова: «Вашим детям очень повезло, потому что они будут учиться в классе с особенным ребенком, у которого синдром Дауна. Повезло, потому что они вырастут». немного по-другому – добрее, душевнее, научитесь понимать людей, отличающихся от них.

Наша Соня классная девочка, и такое общение ей тоже будет полезно — она ​​будет общаться и учиться среди нормативных детей в той среде, в которой ей предстоит жить в будущем. «Они меня услышали и, на самом деле, дети в школе очень хорошо поняли, здесь хорошо выстроена инклюзия.

ЧИТАТЬ  Что посмотреть с ребенком?

Вы когда-нибудь сталкивались с косыми взглядами других? Как вы с этим справляетесь? Как помочь детям справиться?

Лично я с таким отношением не сталкивался. Когда мы идем по улице с детьми, мы не замечаем косых взглядов. Наоборот, я убежден, что мы приняли таких детей в нашу семью. Они отличные ребята. Все это читают окружающие, относятся к нам с уважением.

Как отпустить детей, когда они вырастут?

На данный момент нашему старшему ребенку с синдромом Дауна 12 лет. Некоторое время назад мы с другими мамами особенных детей побывали в Гурьевском Центре социального проживания. Это учебное общежитие, где люди с особыми потребностями, в том числе с синдромом Дауна, учатся быть самостоятельными. И тут у меня возникла идея: проводить совместные занятия для родителей особенных детей, где мы будем учиться правильно взаимодействовать и готовить этих детей к самостоятельности.

Дети Галии Бубновой

По возможности мы также посещаем различные образовательные мероприятия, которые могут вам помочь. Совсем недавно я провел одну из встреч образовательной программы для молодежи с ограниченными возможностями «Эстафета успеха», проводимой инклюзивным проектом Everland при поддержке сети «Магнит». Здесь спикеры с разными видами инвалидности и их родители делятся опытом, рассказывают о возможностях и дают советы. И это полезный опыт для наших подростков и для меня, как мамы особенных детей.

Как помочь детям-инвалидам стать самостоятельными?

Не нужно выключать этих детей в своей голове. Вам нужно показать ребенку, что он может быть самостоятельным. Уделите время и дайте ему возможность заняться чем-нибудь сам: одеться, отнести тарелку, убраться в комнате. Возможно где-то оно будет не идеально, и тогда я потом потихоньку подчищу. Но в голове он поймет, что я сделал это сам и что в будущем у ребенка будет больше уверенности в себе. Конечно, за ребенком можно постоянно ухаживать, но какой смысл, как он тогда будет развиваться? По крайней мере, у нас в семье такой подход: мы создаем среду, которая должна помочь нашим детям стать самостоятельными.

Source