Основатель фонда In artibus Инна Баженова: в искусстве все спокойно

Вы не коллекционируете современное искусство, но дружите с художниками, нашими современниками, такими как Разгулин. Важен ли для вас контакт с автором?

Почему – я коллекционирую современное искусство. Только это краска. Мне не очень нравится, когда мне отказывают в праве называть себя искусством вообще или современным. Художники живы, наши современники. Так что же они делают — это современное искусство? Но современники еще не составляют основную часть коллекции. Имен здесь всего несколько: это Виктор Разгулин, о котором мы уже говорили, его сын Владислав Разгулин — художник из Санкт-Петербурга. Также я коллекционирую работы московского художника Бориса Касаткина. Он учился у Вейсберга, и так мы познакомились. Касаткин – потрясающий художник, обладающий острым чувством цвета, его живопись утонченна и интеллектуальна. Мне очень нравится общение с ним. Комментарии Касаткина о Вейсберге и классическом искусстве в целом для меня бесценны.

В вашей коллекции есть несколько ваших портретов Касаткиной разных лет. Была ли это ваша инициатива их написать?

Нет, это предложил сам художник. Я согласился: когда он работает над картиной, он что-то говорит. Здесь спросить – это способ выслушать умного человека.

Нравитесь ли вы себе на этих портретах?

Меня давно научили, что портрет – это прежде всего не мое изображение. Я считаю свои портреты картинами. Не буду врать, отвлечься от темы очень сложно, но в определенной степени возможно. Однако, как у модели-зрителя, они не вызывают у меня никакого отторжения; Я не чувствую никакого противоречия между портретом и своим представлением о себе.

Некоторые коллекционеры не только не позируют, но даже не коллекционируют портреты, поскольку считают их слишком заряженными энергетикой.

Это ощущение у меня было, наверное, в самом начале, лет пятнадцать назад, когда коллекция начала формироваться. Чем дальше вы идете, тем он меньше. На меня влияет не персонаж, не образ, а живопись с ее законами. Вот почему я спокойно покупаю портреты; изображенные там для меня как-то неотличимы от натюрмортов.

ЧИТАТЬ  Инна Якоб: квартира для учителя в центре Москвы

Source